Первый Дальневосточный фестиваль юной книги

22‑23 июня

Валерия Мартьянова: «Подростковая литература во многом честнее взрослой»

Автор: Ирина Яшкина

21-22 июня первый дальневосточный фестиваль юной книги «Фарватер №1» посетит Валерия Мартьянова — автор известного и, пожалуй, самого харизматичного видеоблога о детской и подростковой литературе «Мартышка». Мы поговорили с Валерией о подростках, литературе и о том, как правильно выбирать книги ребенку.

— Вы в своем блоге концентрируетесь на детской и подростковой литературе. Почему вы выбрали для себя именно такой вектор, как пришла эта идея?

— Вообще я ничего не выбирала, вектор — вообще сильно сказано, как будто мне правительство это поручило. Я работала в книжных магазинах с первого курса университета: сначала в сетевых, потом — в независимых. Изначально блог заводился для привлечения покупателей — я как раз расширила ассортимент детской литературы и комиксов с одного стеллажа до трех. В какой-то момент благодаря блогу и моей радости от этого всего веселья почти 80 % выручки магазина приносили детские книжки. Но затем я приняла решение уйти из книготорговли — не видела для себя перспектив. Но блог не бросила по просьбе издателей и подписчиков. Сейчас я работаю на телевидении, а книги читаю для удовольствия и творчества. Блог даже приносит небольшие деньги, но, конечно, им не заработаешь. Надеюсь, что всё впереди.

 Не хочется создать отдельную линию обзоров взрослой литературы?

— Не хочется. Взрослые книжки меня редко впечатляют, но я периодически пишу про них в блоге тоже. Мои фавориты среди адекватной литературы «на постарше»: «Альпина Нон-фикшн» и «Синдбад».

— А чем лично вас, как читателя, впечатляют именно детские и подростковые книги таким, чего нет во взрослой литературе?

— Детская и подростковая литература во многом честнее и чище, что ли. Ну то есть она абсолютно про удовольствие, радость жизни, становление героя. Почти всегда в подростковой литературе есть надежда на какой-то свет в конце тоннеля, на то, что в итоге всё будет как-то более-менее ок. Взрослые книжки часто растянуты, написаны ради текста и наслаждения им, а я люблю всё-таки просто хорошие истории.

— В интервью в Красноярске вы сказали, что у вас дома есть ограниченное количество книг, без которых вы не представляете свою жизнь. Что на полке у Мартышки?

— О, их очень много, на самом деле, все точно не перечислишь. Но вот, например, я совсем не могу отдать книжки Марии Грипе от «Белой Вороны». Вообще все. Та же история с книжками Ульфа Старка от «Самоката». Не могу никому подарить книжку «Поляндрии» — «Старушка, которая давала имена». Есть книжки с автографами Насти Строкиной и Жени Рудашевского от «КомпасГида» — я их перечитываю даже иногда. Комиксы вот про Хильду от МИФа тоже не дам никому, даже на денёк почитать!

— В вашем проекте «Мартышкин рот» подростки сами рассказывают о книгах. На опыте своей работы с молодыми ребятами: как научить подростка говорить о книгах? Какие главные советы вы могли бы дать подросткам?

— Да никак. Пока сам не захочет – ничего не произойдёт. Взрослые почему-то думают, что подросток – это такой увеличенный эмбрион, за которого они могут принимать решение, принуждать к чему-то, пренебрегать его мнением.

Наверное, они пошли ко мне во многом потому, что я вижу в них интересных людей, эмоциональных, сильных, красивых и очень талантливых. Нет, серьёзно, нам же всем хочется, чтобы нас уважали и принимали, почему подростки часто этого лишены? Им приходится каждый день что-то доказывать и взрослым, и себе – это чертовски утомительно. Я бы хотела, чтобы и подростки, и взрослые научились говорить друг с другом честно. Тогда произойдёт волшебство.

— Окей, представим себе, что подросток хочет, но не знает, что делать. Ведь речь идет не о прессинге, а о совершенствовании, разве нет? Учиться — это же про развитие, а не ограничения.

— О, с этим мы довольно просто справились: я просто показала, как готовлюсь к съёмкам я. Подростки часто присутствовали во время нашей работы с оператором, мы обговаривали какие-то важные пункты. Например, я не разрешаю приходить на съёмки без плана: надо прописать основные тезисы, выбрать отрывки для чтения, подумать, хочешь ли ты показать иллюстрации в кадре. Это такой каркас, на который можно потом по ходу работы положить какие-то их творческие шутейки и придумки — тут полная свобода.

Короче, я стараюсь просто подсказывать что-то из своего опыта, помогаю расслабиться в кадре, подношу чай-кофе-водичку, обнимаю и хвалю — остальное они делают сами.

— Когда вы поняли, что ваши ролики и посты не просто набирают лайки, но и что-то меняют в жизни людей?

— Да я это до сих пор не поняла. У меня нет амбиций по захвату мира и влияния на людей. Мне кажется, что я вообще блог веду для себя — и вполне могу в этом признаться. Конечно, мне приятно, что кто-то нашёл ту самую книгу благодаря мне или купил дочери книжку про динозавров, которую она так хотела, а не очередную про феечек, потому что она девочка. Но на самом деле моей заслуги в этом мало, я просто проводник.

— В вашей знаменитой рубрике #мартышкинаболь вы очень много говорите о предрассудках и ошибках, с которыми взрослые выбирают книги для детей. И в одном из недавних видео сказали: «Позвольте ребенку выбрать книжку самому». Почему вы считаете это важным, ведь многие родители считают, что им виднее?

— И опять мы возвращаемся к тому, что взрослые почему-то лучше детей. Не лучше, ребята. ВЫ НЕ ЛУЧШЕ ДЕТЕЙ. Человек с 3-4 лет уже вполне знает, чего он хочет: каких героев, какие иллюстрации. Я пою и танцую на ярмарках, когда вижу, как родители приводят малышей выбирать книги вместе. Это нереальный скилл, который можно дать человеку с детства: учиться выбирать, аргументировать свой выбор, смотреть на разнообразие. Вы же зачем-то учите детей завязывать самостоятельно шнурки, держать ложку. Хотите принимать решение за ребёнка до 18, 21, 40 лет? Тогда будьте готовы к тому, что он останется без вас абсолютно беспомощным. Вы не вечны, простите, все когда-то умрём.

— И здесь же хочется спросить. Взрослые с опаской относятся к сложным, взрослым темам в подростковой и детской литературе. Как вы считаете, почему важно говорить с детьми на сложные темы? Действительно ли всегда это на благо или такие произведения могут навредить юной психике?

— Окей, давайте по базам. В 4-6 лет почти у всех происходит первый кризис смерти. Мы хороним хомячков, видим раздавленную кошку или птичку, умирает бабушка или дедушка. У человека есть вопросы, не ответить на них – значит не позволить ему перейти на следующий этап. Книжки про смерть в этом смысле почти идеальный инструмент: можно остановиться в любой момент, в отличие, например, от мультика — и проговорить всё, что ребёнка интересует. Навредить юной психике довольно легко: если замалчивать, запрещать и врать. Родитель — первый человек, к которому ребёнок пойдёт за экспертной помощью, а потерять его доверие очень легко.

Если вы боитесь, стесняетесь — учитесь, готовьтесь к вопросам. Если, конечно, вам хочется сохранить дружеские отношения с детьми, а не быть тем, кто узнаёт всё в последнюю очередь.

— Ели бы не блогерство и вообще не книжки, чем бы вы занимались?

— В принципе, я и так зарабатываю журналистикой и корректурой. Этим бы и занималась, наверное, без всех этих плясок с бубном вокруг детской литературы. В детстве я хотела стать ветеринаром. А до этого — актрисой. Но первое с моей теперешней аллергией на котов невозможно, а второе уже почти стало частью блога, подумываю над полноценными стендапами.

— Нельзя не отметить, насколько вы потрясающе харизматичная! Поделитесь секретом энергичности и артистизма?

— Пять лет провинциальной театральной студии, ребята. Всё, больше никаких секретов нет. Я люблю наблюдать за людьми, мне нравится, что все мы разные. Энергичности у меня тоже не больше, чем у всех. Я могу сутками лежать в кровати с книгой или вязанием, часто устаю от общения, а толпы вообще не переношу – до панических атак. Мне кажется, что просто важно найти свой ресурс. У меня это тишина, сон, время с мужем, рисование и рукоделие.

— Насколько я знаю, у вас отец из Находки и вы обожаете море. Как планируете провести время во Владивостоке: полезете в воду ловить медуз или, может, культпоход в Океанариум?

— Папа из Львова и много где жил, но сейчас да – живёт в Находке, ему там очень нравится. Я собираюсь делать ВСЁ. И купаться хочу, и модные места посмотреть, и город, и природу. Я жила несколько лет на Камчатке, пока папа служил на атомной подводной лодке.


Я обожаю сопки, Тихий океан и людей с Дальнего Востока. Они безумные, какие-то совершенно лихие, но при этом абсолютно в дзене.